From the depth of the heart

Oasis включен в TOP 10 Ватикана
Oasis включен в TOP 10 Ватикана

На протяжении столетий в Ватикане признавали только гимны и хоралы, но теперь папский престол решил расширить круг своих музыкальных предпочтений, включив в него поп- и рок-композиции, пишет The Telegraph (14 Feb 2010). Газета L’Osservatore Romano опубликовала список десяти лучших альбомов, которые можно слушать, не боясь согрешить, оказавшись на необитаемом острове.

Лучшей пластинкой по версии L’Osservatore Romano является Revolver легендарной британской группы The Beatles. Любопытно, что в “святой десятке” нет ни одного итальянского диска, зато есть Achtung Baby, выпущенный группой U2 в 1991 году. Кроме того, Ватикан указывает на достоинства песен Майкла Джексона, группы Боно и Карлоса Сантаны. “Чтобы не утонуть в море плохой музыки, мы скромно укажем вам на другие, более достойные примеры”, – говорится в статье. Газета признает, что выбор было сделать нелегко, и, возможно, кому-то он покажется спорным.

THE TOP TEN (In order of release)

1. Revolver by the Beatles
2. If I could Only Remember My Name by David Crosby
3. The Dark Side of the Moon by Pink Floyd
4. Rumours by Fleetwood Mac
5. The Nightfly by Donald Fagen
6. Thriller by Michael Jackson
7. Graceland by Paul Simon
8. Achtung Baby by U2
9. (What’s the story) Morning Glory by Oasis
10. Supernatural by Carlos Santana

Одиночество стало какой-то стыдной болезнью. Почему все так его чураются? Да потому, что оно заставляет думать. В наши дни Декарт ненаписал бы:«Я мыслю – значит, я существую».Он бы сказал: «Я один – значит, я мыслю». Никто не хочет оставаться в одиночестве: оно высвобождает слишком много времени для размышлений. А чем больше думаешь, тем становишься умнее – а значит, и грустнее.

Ф. Бегбедер

То, что вы читали о моих религиозных убеждениях — разумеется, ложь, которая систематически повторяется. Я не верю в персонифицированного Бога, и я никогда не отрицал этого, но выразил это отчетливо. Если во мне есть что-то, что можно назвать религиозным, то это только безграничное восхищение устройством мира, насколько наша наука способна его постичь.

Albert Einstein (1879-1955)